Олег В. Игнатьев

Олег Игнатьев. Поэзия городских окраин

"Поэзия городских окраин"

(поэзия улиц)

Все мои стихи пропитаны тем откровением жизни, какое я нахожу в ней каждый день. Я рассказываю о том, что вижу - без прикрас и розовых слюней. Я говорю о красоте, как понимаю её сам, и об уродстве, как его сам вижу. Я пытаюсь донести мысль о том, что нет абсолютной правды, как нет и абсолютной истины. Для каждого конкретного человека чужая истина – лишь полуистина,  а чья-то правда – лишь полуправда. И только обретя свою собственную истину, человек может сказать: «Она абсолютна». Но лишь для него самого…  

 

Отрывок:

Я тку полотно из сермяги и шёлка,
Где в грубой основе блестящий уток.
И нити из слов то тончайших, то колких,
Блестя в ярком свете, несут нужный толк.

***

Мы вырастали в проходных дворах.
Нас без разбора ставили к стене.
Мы погорели: кто в поэтах, кто в ворах,
А вот в расход пошли все по одной статье.

Мы не любили шлюшек и шпану,
Как, впрочем, и великий, пышный свет.
Мы не тащили на плечах страну,
Но мы и в тягость не были стране.

И друг мой – вор – стихами жизнь писал.
Ложились строки кровью на снежок.
А я поэтом лихо воровал,
И получил за то свой самый первый срок.

Но срок – всего лишь время за стеной,
Которое слегка остановилось.
Я снова выйду, дверь закроется за мной.
И сердце бьётся, как когда-то билось.

А в жизни есть всего лишь две двери:
Одна войти чтоб, а другая – выйти.
Но вот находятся ж, в натуре, дураки,
Что лбом об стену биться в поисках привыкли.

Иное время нынче на дворе,
И за колючей, что-то, не сидится.
А нас, как прежде - лоб зелёнкой и к стене,
Зачем зелёнкой? Да что б, бля, не заразиться.

Мы вырастали в проходных дворах.
Нас без разбора ставили к стене.
Мы погорели: кто в поэтах, кто в ворах,
А вот в расход пошли все по одной статье.


***
Осень метёт листья поздние жухлой метлой
Вдоль по аллее, где май я когда-то встречал.
Жизнь промелькнула, как лето, и тянет зимой.
И уж заждался погост, как последний вокзал.

Странником чахлым, усталым туда я приду
И докурю день последний затяжкой одной.
Сяду в вагон деревянный и тут же усну.
И застучит в крышу дождь вперемешку с землёй.

Пьяный могильщик кивком отправление даст,
И поплетётся состав сквозь кромешную тьму.
Жизнь уместилась в короткий, банальный рассказ;
Только писатель забыл дать названье ему.

Мне на прощанье помашет печально рукой,
Выпив из горлышка горькой настойки разлук,
Та, что когда-то была, как весна молодой,
Та, что была самой лучшей из лучших подруг.

Может быть, кто-то найдёт лёгкий мой чемодан,
Молча откроет ножом перочинным замки.
Внутрь заглянет, а там-то всего и добра:
Встречи, разлуки да жалким бельишком – стихи.

Господи, заново жизнь бы всю переписать,
Впрочем, оставив сюжет – здесь сюжет ни при чём.
Осень пришла, и её не споить, не прогнать.
И душу жжёт листопад своим адским огнём.

Небо ночное звезда яркой вспышкой взорвёт,
Смертью своей, уступив место новой звезде.
То, что прожито однажды, уже не умрёт,
Даже исчезнув навеки в ночной темноте.

 



Все права защищены. Copyright © 2011. Олег Игнатьев